Страницы

3 марта 2009 г.

По щучьему велению

Жил да был старик на свете,
С ним три сына, на планете
Не было другой родни,
Были счастливы они.
Двое сыновей женаты,
Третий, с виду не горбатый,
Не красавец, не урод,
Как и весь простой народ.
Звали третьего Емелей,
Братья старшие жалели:
Пусть ленивый, пусть дурак,
Это значит свыше знак.
Так вот, лежа на печи,
Ел Емеля калачи.
Как-то утром, спозаранку
По заснеженной полянке
Сани братьев на базар
Увезли. Старик был стар,
Так что в доме две невестки
Мыли пол, месили тесто,
А Емеля на печи
Ел лениво калачи.
Молвили они Емеле:
«Братья утром не успели,
Обращаемся к тебе,
За водой сходи к реке».
А Емеля: «Лень мне что-то,
На меня нашла зевота,
Не по мне тяжелый труд,
Потерпите как-нибудь».
«Если ты такой ленивец,
Не видать тебе гостинец,
Все, что братья привезут,
Женам сразу отдадут».
«Так и быть»,- кряхтит Емеля,
«Что вы сразу, в самом деле?
За гостинец я без слов,
Воду принести готов».
И до той, до самой речки
По тропиночке от печки,
Через снежный бугорок
Наш Емеля прыг да скок,
И до проруби добрался,
Зачерпнул воды, остался
Путь обратный, но с водой,
Щука в проруби, постой,
Изловчился и поймал,
Толк в еде Емеля знал:
«Будет знатная ушица».
«Я могу тебе сгодиться,
Ведь уха, еда, не боле,
Отпусти меня на волю,
Все желания твои
Я исполню, говори»,-
Щука молвила Емеле,
А Емеля ей: «Не верю,
Что умеешь, покажи».
«Ты желание скажи».
«Ведра полные водой
Сами пусть идут домой».

«Без моих волшебных слов
К волшебству ты не готов.
По щучьему велению,
По моему хотению,
Слова запомни эти.
И сможешь все на свете».
Произнес слова Емеля,
И глазам своим не верил,
Ведра, полные водой,
Без него пошли домой.
Отпустил он щуку в речку.
И пошел к себе на печку.

Пролежал не больше часа,
Вновь невестки, мол, запасы
Дров иссякли, вот топор.
«Не хочу идти во двор
Не по мне тяжелый труд,
Потерпите как-нибудь».
«Если ты такой ленивец,
Не видать тебе гостинец,
Все, что братья привезут,
Женам сразу отдадут».
Тут он сразу вспомнил щуку,
Взял топор тяжелый в руку,
«По щучьему велению,
По моему хотению,
Иди скорей во двор,
Наточенный топор,
Сухие дерева
Коли нам на дрова,
Дрова пускай идут
И лезут сами в печь,
Я подожду их тут,
Мне хочется прилечь».
Вырвался топор из рук,
Пред Емелей сделал круг,
И чрез двери за порог,
Вот какой от щуки прок.
Спит Емеля на печи,
Ест огонь дрова в печи.
Тут, как тут невестки снова,
Говорят Емеле слово:
«Съезди в лес, ты по дрова».
А Емеля: «Голова
У меня болит весь день,
Мне работать нынче лень.
Не по мне тяжелый труд,
Потерпите как-нибудь».
«Если ты такой ленивец,
Не видать тебе гостинец,
Все, что братья привезут,
Женам сразу отдадут».
"Ох»,- кряхтит в ответ Емеля,
«Как же вы мне надоели,
Так и быть, поеду в лес».
В сани медленно залез,
Развалился на соломе,
И кричит: «Невестки, в доме,
Отворяйте ворота»!
А невестки: «Срамота,
Лошадь запряги сначала».
Им Емеля: «Не престало
Слушать глупые советы,
Не нужна мне лошадь эта.
По щучьему велению,
По моему хотению,
Сани, мои сани,
В лес езжайте сами».
Как он только произнес,
Сани с места и в разнос.
Мчались сани, птиц пугая,
Ветер жгучий обгоняя.
В тех краях дорог не много,
И та самая дорога
Через город в лес вела,
В граде ярмарка была.
Сани, не сбавляя хода,
В город въехали, народу
Посбивали, подавили,
В лес приехали, забыли.
А Емеля говорит:
«Что-то голова болит,
По щучьему велению,
По моему хотению,
Все сухие дерева
Распили сама, пила,
И сложи поленья в сани,
Ну а сани, к дому сами».

Вновь дорога через город,
Чувствует Емеля голод,
Эх, добраться б до печи,
Там в запасе калачи.
А на улицах народ
Нашего Емелю ждет.
Из саней его стащили,
На него кричали, били,
А Емеля испугался,
Защитить себя старался:
«По щучьему велению,
По моему хотению,
Помогите мне дубины,
Бей обидчиков по спинам».
Две огромные дубины
Били горожан по спинам,
А Емеля прыгнул в сани.
Не догнали горожане.
Долго ль, коротко ль, а сани
Вскоре во дворе стояли,
А Емеля на печи
Ел устало калачи.

В это время, во дворце,
Под навесом, на крыльце
Царь стоял и хмурил брови:
«Кто? Скажите, мне до крови
Городской побил народ?
Наказанье его ждет!
Кто такой? Откуда родом»?
«Из деревни, из народа».
«Двух солдат с собой возьмите
И нахала приведите».
Главный в царстве генерал
Вскоре у печи стоял,
Говорил, что царь серчает
И Емелю призывает
Без задержки во дворец,
А не то ему конец.
А Емеля генералу
Молвил на распев, устало:
«Не страшны мне палачи,
Я поеду на печи».
Расступились стены в хате,
В город, в царские палаты
Едет кто-то на печи,
Уплетая калачи.
Потешается народ,
Печь по улице идет!
Потихоньку, еле-еле
Ехал во дворец Емеля.
Встретил царь такое диво:
«Отвечай мне, справедливо
В городе давить народ?
Знаешь, что за это ждет»?
А Емеля улыбнулся,
Не стесняясь, потянулся,
И, увидел дочь царя,
Знать приехал он не зря,
Как царевну увидал,
Тут же, сразу прошептал:
«По щучьему велению,
По моему хотению,
Царевне с первого взгляда
В меня влюбиться надо».
Развернулся аккуратно
На печи, и в путь обратный.

Всякого царь повидал,
Но простолюдин, нахал,
Как он мог общаться сидя?
Кровно он Царя обидел.
Тут еще печаль другая,
Дочь Царя-отца ругая.
Хочет замуж за Емелю,
Царь своим ушам не верил.
«Разом надо все решить,
И Емелю утопить».
Главный в царстве генерал
Вновь к Емеле поскакал.
А Емеля отдыхает,
Ничего знать не желает.
Генерал еду на стол,
В кубок он налил вино.
Тут Емеля не сдержался,
Наедался, напивался,
В результате опьянел.
Генерал ждал и терпел,
Пьяного Емелю в сани,
И пока тот не буянил,
Свез Емелю во дворец.
Видно тут ему конец.
Царь садил Емелю в бочку,
Вместе с ним туда же дочку,
Бросил бочку в океан,
Вот таким был царский план.
Три часа проспав, проснулся,
Влево, вправо повернулся,
Чувствует, не на печи,
Заточили палачи!
Тут Принцесса рассказала,
Как сюда она попала,
А Емеля: «Ерунда,
Это горе, не беда.
По щучьему велению,
По моему хотению,
Ветры шальные,
Волны морские,
Выкатите бочку
На морской песочек».
Бочка, покарябав бок,
Приземлилась на песок.
Вылезли они наружу,
Для ночлега дом им нужен.

«По щучьему велению,
По моему хотению,
Я хочу дворец из камня,
Окна обрамляют ставни,
Сад, и птицы и зверье,
Вот желание мое».
В тот же миг дворец из камня.
Окна украшают ставни.
Сад, деревья и цветы
Небывалой красоты,
А вокруг летают птицы
Канарейки и синицы,
Попугаи Какаду,
Тоже водятся в саду.
Белки прыгают по веткам,
Их никто не прячет в клетки.
Зайцы, кролики, олени,
Тут и там мелькают тени.
Друг за дружкой в догонялки.
И в пятнашки и в считалки,
Только хвостики мелькают,
Так зверята и играют.
Есть в саду красивый пруд,
Лебеди в пруду живут,
Белые, красивые.
И неторопливые.
И Принцесса, как всегда,
Отдыхала у пруда.
Как-то сидя у окна
Просьбу молвила она:
«Стань красавчиком, Емеля».
«Если просишь, в самом деле,
Почему бы им не стать?
Надо только лишь сказать:
По щучьему велению,
По моему хотению,
Быть хочу красивым,
Людям всем на диво».
Стал красавцем, хоть куда,
Что ленивый, ерунда.
Есть же присказка от щуки,
И не надо пачкать руки.

Как-то ехал Царь по царству.
По большому государству,
И увидел вдруг дворец:
«И какой это, наглец,
Принял без меня решенье.
И построил здесь строенье»?
Самый главный генерал
Прямо к окнам поскакал
И спросил Емелю строго:
«Кто построил у дороги
Этот сказочный дворец,
Кто он этот молодец»?
«Ты приехал не зазря.
Пригласи сюда Царя.
За столом, отведав пищу,
Он ответы и отыщет».

Царь приехал во дворец.
Встретил стройный молодец,
Усадил его за стол,
Фрукты, вина, разносол,
Ели, пили, пировали,
А когда хмельными стали,
Царь сказал: «Прекрасный кров,
Из каких же ты краев»?
«Не признал на самом деле?
Из деревни я, Емеля.
Тот, кого сажал ты в бочку
Со своей любимой дочкой.
Думал, я пошел ко дну?
Нет, перед тобой стою.
И сильнее стал, чем прежде,
А тебе скажу, надежды
У тебя нет никакой,
Собственной своей рукой
Захочу, пожгу все царство,
Разорю все государство».
«Ой, Емеля не губи,
Дочку любишь, так люби,
Мы же вам добра желаем,
Свадьбу царскую сыграем,
И вступай на царский трон,
Для тебя свободен он».
В это время на пруду,
Тот, что рядом был, в саду.
Щука плавала в воде
И такой большой беде
Помешать она решила:
«Это где такое было?
Прямо с печки и на трон,
Для страны, какой урон!
И ленивый и дурак,
И решила щука так:
«Рановато лезть в цари,
И до следующей зари.
Пусть Емеля все забудет,
Писаным красавцем будет,
Дом, и сад, и этот пруд,
Счастливо пусть здесь живут».
Щука молвила, вздохнула,
По воде хвостом вильнула,
Брызги стайками взлетели,
Мы закрыть глаза успели,
А когда глаза открыли,
На воде круги, лишь были,
Щуки след давно простыл,
Вот такой вот случай был.

Комментариев нет:

Отправить комментарий